Новый закон о коллекторах: плюсы и минусыЗаконопроект «О деятельности по взысканию просроченной задолженности» делает коллекторский бизнес привлекательным для инвесторов, но содержит лазейку для недобросовестных должников.

В конце июня Минэкономразвития РФ опубликовало законопроект «О деятельности по взысканию просроченной задолженности». Для коллекторского сообщества это хороший знак, так как свидетельствует о том, что власти, наконец, озаботились проблемами, связанными с процессом взыскания долгов. Напомню, что в течение последних лет «инициатива снизу», которая исходила от НАПКА и АРКБ, не была оценена должным образом. С долей иронии можно сказать «спасибо» кризисному периоду, который обострил вопросы возврата просроченных задолженностей во всех отраслях и послужил мощным толчком для принятия важных законопроектов, которые будут в полной мере регулировать рынок долговых обязательств.

 

Что рассматриваемый закон даст участникам рынка? Прежде всего, в законопроекте определена наиболее подходящая форма регулирования коллекторской деятельности – СРО. На мой взгляд, субъекты коллекторской деятельности должны быть участниками саморегулируемых организаций коллекторов, разрабатывающих и утверждающих стандарты взыскания для всех своих членов. Это повысит организованность, цивилизованность и инвестиционную привлекательность отрасли.

 

Отдельно хочу отметить ст. 12 данного законопроекта, в которой предусмотрена обязанность государственных органов и Бюро кредитных историй предоставлять взыскателям информацию о должнике, а также передавать им обновленные данные. Благодаря этому нововведению работать коллекторам станет, несомненно, намного легче.

 

Однако я не могу не отметить и некоторые «проблемные места» рассматриваемого законопроекта. Во-первых, закон предусматривает участие в процессе взыскания просроченной задолженности физических лиц, зарегистрированных в качестве индивидуальных предпринимателей. Это, на мой взгляд, не вполне увязывается с требованиями Законодательства о защите персональных данных должников. С трудом верится, что частный предприниматель, даже при желании, способен соблюсти все технические требования, связанные с защитой персональных данных. Да и с точки зрения контроля над таким социально напряженным видом деятельности, допускать на этот рынок ЧП в качестве агентов, осуществляющих взыскание, на мой взгляд, нецелесообразно.

 

Некоторых дополнений требует ст.6 законопроекта, где перечислены обязательные пункты договора на взыскание просроченной задолженности. Желательно включить в качестве обязательного пункта описание полномочий (прав), которые предоставляет кредитор взыскателю (например: уведомлять должника всеми возможными способами о наличии и структуре задолженности, вести переговоры с должником о погашении просроченной задолженности, а так же ее реструктуризации, прощении части долга или отступного, представление интересов кредитора в суде и т.д.). Перечень полномочий (прав) можно прописать и в доверенности, но лучше их указать именно в договоре. Кроме того, это требование указано в п.1 ст.7 законопроекта.

 

В п.2 ст. 8 описано то, что запрещается взыскателям. Сюда бы я еще добавил запрет взыскателям принимать от должника наличные денежные средства без выдачи документов, подтверждающих факт оплаты задолженности. Расчеты должны производиться должником исключительно посредством официально установленных Законом способов оплаты. Иной порядок принятия денежных средств запрещен Законом, но и для данного законопроекта этот пункт точно не будет лишним.

 

В п.2 ст.9 описаны действия, которые относятся к категории недобросовестной деятельности. В пп. 7 указано, что не допускается сообщение третьим лицам о наличии задолженности у должника. Возникает вопрос: кого причислять к третьим лицам? Если к ним относятся родственники должника, то это требование практически невыполнимо, так как очень часто именно они являются инициаторами решения о погашении задолженности. Родственники, оплатив задолженность (что случается весьма часто), могут уберечь должника от конфликта с Законом.

 

Напоследок стоит указать на одно из самых слабых мест рассматриваемого законопроекта – п.5 ст.9 указывает, что должник вправе потребовать от взыскателя прекращения с ним взаимодействия в любой форме, за исключением письменной. Это лазейка для недобросовестных заемщиков. Возможно в аналогичных законах, которые работают в странах Западной Европы и США, подобные положения незначительно сказываются на эффективности взыскания. Для наших реалий этот пункт и может создать серьезные трудности для работы коллекторов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here